Видео Фото Тексты

$('#s4').cycle({fx: 'scrollLeft', sync: 1, delay: -2000});
Поделиться:

ОСТРЫЕ УГЛЫ КРУГЛОГО СТОЛА

Открытые заседания жюри, проходящие в форме круглого стола, являются давней традицией фестиваля «Окно в Европу». Нынешний год не стал исключением, и судьи собрались в пресс-центре гостиницы «Виктория» для того, чтобы поделиться впечатлениями.

 

Открыл встречу президент фестиваля Армен Медведев словами «свобода высказываний, свобода суждений – все в вашей власти».

 

КОНКУРС «КОПРОДУКЦИЯ. ОКНО В МИР»

 

Председатель жюри Артур Веэбер поблагодарил организаторов смотра, сказав, что «за 24 года фестиваль воспитал зрителя, который целенаправленно идет в кино, смотрит кино и ждет кино». От разговора о зрителе продюсер перешел к разговору о жюри конкурса «Копродукция»: «Мы тоже ожидали событий, ожидали чуть большего. Представленная нам программа оказалась очень сложной для оценки: 3 документальные ленты, 5 игровых - вот такая пересортица. Но мы с интересом посмотрели все, увидели динамику развития копродукции. Поэтому очень важно, что на фестивале есть такой конкурс». Завершая свое выступление, Артур Веэбер сказал несколько слов о копродукции в целом: «Мы, европейцы, хотим работать с русскими кинематографистами. И мы надеемся, что все лучшие копродукционные проекты сейчас находятся на стадии развития или съемок, и в будущем они будут представлены в Выборге».

 

Продюсер Елена Квасова-Дюффорт поддержала коллегу в том, что фестиваль «Окно в Европу» обязательно должен и дальше собирать программу копродукционных фильмов, высказав только одно пожелание: чтобы показы не проходили параллельно с показами игрового конкурса. Она также обратила внимание собравшихся на особенности любой копродукции: «Несмотря на существующие иллюзии, это не гарантия попадания на экран в другой стране. Но это гарантия интересной работы на уровне сценарного материала и возможность сделать что-то необычное в другой стране».

 

Для Анны Арутюновой работа в жюри конкурса «Копродукции» была важна с точки зрения анализа существующей ситуации: «Мне было интересно посмотреть, на каком уровне работают продюсеры, как они выбирают материал. На мой взгляд, нам представили интересный и разный конкурс, как с точки зрения жанра, так и с точки зрения подачи материала». 

 

 

КОНКУРС АНИМАЦИОННОГО КИНО

 

Председатель жюри Алексей Демин сказал, что для аниматоров «Окно в Европу» – площадка мечты: «Это - самый зрительский фестиваль на территории России. Зал полный, внимание зрителей приковано к программе, которая составлена очень правильно, из лучших фильмов года». Когда в программе только лучшие фильмы, то и победителей выбирать непросто. «Мы долго спорили, обсуждали, но сделали единственно возможный выбор», - резюмировал Алексей Демин. 

 

Алексей Лебедев обратил внимание собравшихся на то, что анимационную программу можно даже назвать новаторской: «Были вещи, которые воспринимаются как развитие жанра. Также были проекты, сделанные не для телевидения или кинотеатров, а для Интернета, со свойственной ему отдачей и выразительной фактурой. Еще пять лет назад это все казалось странным, и сейчас было очень интересно смотреть такие картины».

 

Не раскрывая все карты, Светлана Филиппова объяснила выбор, который был сделан судьями: «Это – фильмы, которые выходят за узкие пределы анимационного искусства. Фильмы с другим кинематографическим языком».

 

КОНКУРС НЕИГРОВОГО КИНО

 

Документалисты изменили традицию, оставив за председателем заключительное слово. Выступление начала Наталья Гугуева, сказав, что выбор победителей проходил непросто: «Мы обсуждали три с половиной часа. Очень сложно было сравнивать, потому что картины разные, и какого-то яркого лидера не было. И я очень переживаю за некоторых авторов, чьи фильмы сегодня не получат дипломы или награды. Но всех отметить невозможно». 

 

В свою очередь продюсер Алексей Тельнов воспринял программу как своеобразный смотр талантов: «С некоторыми режиссерами мне бы очень хотелось поработать на нашей студии».

 

Председатель жюри конкурса неигрового кино Карен Геворкян был не столь благодушен, как его коллеги: «Я хотел бы увидеть прорывную картину. К сожалению, такой картины не было. Были картины высокопрофессиональные, интересные, но прорыва не случилось. Надеюсь, в следующий раз повезет больше. Но если есть вопросы, я готов лично на них ответить каждому участнику конкурса».

 

 

КОНКУРС «ИГРОВОЕ КИНО. ОСЕННИЕ ПРЕМЬЕРЫ»

 

Председатель жюри Сергей Урсуляк начал с того, что выразил благодарность фестивалю в лице его президента Армена Медведева. Но затем Сергей Владимирович перешел к более строгой интонации: «Я хочу позавидовать членам всех остальных жюри, которым не хватало призов. Нам во время обсуждения призов хватило и даже хотелось их число сократить. У нас даже в какой-то момент появилась прекрасная мысль дать приз Анатолию Мукасею, так как в одном из конкурсных фильмов есть фрагмент, где по телевизору показывается  отрывок из картины «Берегись автомобиля», которую он снимал». Подхватив финальную фразу Карена Геворкяна, Сергей Урсуляк добавил: «Я не готов лично высказывать в лицо участникам программы все то, что мы о них думаем. Это травмоопасно, в первую очередь, для нас».

 

Шутка председателя жюри вызвала смех в аудитории, Но Дмитрий Долинин вновь добавил серьезности: «Я редко бываю на фестивалях, опыта у меня мало, поэтому буду рубить правду-матку. У меня ощущение от конкурсных фильмов такое, будто бы мы попали на защиту дипломов. Некоторые из них на «3», некоторые на «4», но на «5» не было ни одного. Большинство фильмов отмечено детским мышлением: люди не очень думают о том, как выстроить кино, и не очень знают, о чем они его делают, с точки зрения нравственности, морали и связи с предыдущим искусством. Есть невнимание к подробностям. А ведь чем фантастичнее сюжет, тем точнее должны быть мелкие детали, чтобы убедить зрителя в том, что сказка правдива.  Очень слабо и неточно выбирается натура для съемок. Так что, у меня ощущение несколько печальное».

 

Арсений Гончуков рассказ о своих ощущениях превратил в жанровое кино: «У меня вчера произошло приключение: мы определили призеров, и я слег. У меня были все симптомы жуткого отравления, и я всю ночь провел в горячке. Я не связываю это с той программой, которую  посмотрел», уверил нас режиссер, но интонация была не лишена иронии. Перейдя на серьезный лад, Гончуков сказал: «Мне кажется, что любой фестиваль это –экспериментальный срез, показывающий нашу жизнь и то, что происходит в головах у творцов. Я в этой программе увидел и дебильных монстров, которые поддержало Министерство культуры, и авторское кино, которое люди снимали на свои деньги. Меня порадовали две крепкие жанровые картины. И мне кажется, что это – долгожданный приход к жанру. Но я, как бывший режиссер монтажа, половину фильмов «вылечил» бы, сделав из 2-х часов 70 минут». 

 

Агния Кузнецова была немногословна и говорила только по профессии: «Я, как актриса, все время искала, кого-бы наградить за мужскую или женскую роль. Что-то, конечно, нашли. Но у меня было ощущение, что артистам нечего играть. От этого было грустно».

 

В свою очередь Евгений Ткачук начал выступление с шутки: «С тех пор, как я занялся конным театром, с осени не смотрел фильмов. И тут вдруг - столько кино. А я отвык сидеть в зале: засыпал, просыпался, вспоминал, что я в жюри, понимал, что надо делать строгий вид, не говорить с людьми, отказываться от денежных вознаграждений (если их предложат, конечно). Я все это с достоинством сделал». Немного разрядив атмосферу, Ткачук продолжил уже серьезно: «Должны сойтись звезды, чтобы получилась какая-то вещь, которая достойна того, чтобы показывать ее людям, отдавать на суд зрителей. А здесь у меня было ощущение, что все сделано впопыхах. Впопыхах выбраны костюмы, локации. Так, будто нет желания сделать цельную картину, а есть желание показать, что «я – режиссер». От этого становится душно, хочется уйти к коням и не возвращаться».

 

Завершил выступление членов жюри игрового конкурса Леонид Павлючик, который тоже признался, что пребывает в несколько расстроенных чувствах: «Нынешняя программа меня не только огорчила, но и удручила. Когда в прошлом году Светлана Проскурина резко отозвалась о конкурсной программе, мне это показалось несправедливо по отношению к фестивалю, но теперь я ее понимаю. У нас происходит инфантилизация кинематографа - приходят дебютанты, которым нечего сказать миру». Правда, в середине своей речи Леонид Васильевич как-то смягчился: «Были и отрадные явления. Есть несколько картин, которые оправдали для меня и этот конкурс, и фестиваль». Затем критик предложил превратить «Окно в Европу» в фестиваль фестивалей, который собирал бы лучшие фильмы года, или перенести сроки проведения смотра на декабрь, чтобы быть дальше от «Кинотавтра» и ММКФ, имея возможность включать в свою программу те фильмы, работа над которыми завершается осенью.

 

ГОЛОС ЗАЛА

 

Выслушав все негодования судей, киновед Александр Шпагин встал на защиту фестивальной программы этого года: «Первые конкурсы этого смотра всегда были очень хорошие, потому что и Хуциев, и Кулиш выбирали малоизвестные картины. И сейчас мы увидели живые, экспериментальные картины, пусть даже в чем-то не очень удачные. После полумглы я вижу рассвет и уезжаю отсюда озаренный солнцем. Наконец-то, фестиваль превратился в экспериментальную площадку».

 

Кинокритик Юрий Богомолов также оказался достаточно благосклонно к той программе, которая была представлена, отметив, что нужно думать не только о себе, но и о зрителе: «Меняется поколение не только тех, кто делает кино, но и тех, кто его смотрит. В связи с этим меняется язык кинематографа. И это нормальный процесс. Те картины, которые кажутся безмозглыми, на самом деле схватывают среду общения, среду коммуникации определенного поколения. Эти картины дают представление о том, куда движется молодежь. Да, я не всегда догоняю этот язык, не успеваю понять, на что молодежь реагирует. Но не значит, что этого не нужно. Я ожидал худшего, но должен сказать, что не все так плохо. В связи с чем вспоминается фраза Шварца - «Когда жизнь кажется сломленной, она вновь поднимает голову».

 

Обычно настроенный весьма критично блоггер Вячеслав Шадронов также выразил абсолютную удовлетворенность программой этого года: «В этом году не было ни одного фильма, просмотр которого казался бы потерянным зря временем». Вот только событием фестиваля для Вячеслава стала картина совсем не из конкурсной программы, а из секции «Мастера». Речь идет о фильме Карена Геворкяна «Вся наша надежда», на которую спикер призвал обратить особе внимание.

 

 

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Закольцовывая композицию, президент фестиваля Армен Медведев завершил круглый стол: «Я ни с кем не буду спорить, отвечать резко и дерзко. Но очевидно, что есть некий диссонанс – программа фестиваля в целом  и конкурсная программа. Мы, конечно, могли бы что-то изменить. И в прошлые годы мы даже приглашали фильмы из конкурса ММКФ. Но давайте не будем забывать, что конкурс еще не весь фестиваль. И в рамках обширной программы нашего смотра мы стараемся представить разные срезы и ростки современного российского кино, как своеобразный прогноз на завтра». К идее Леонида Павлючика перенести фестиваль на декабрь Армен Николаевич  отнесся скептически: «Есть определенные традиции. И есть режиссеры, которые тяготеют к «Кинотавру», поэтому будут ездить туда. А есть люди, которые тяготеют к нашему фестивалю, и приезжают в Выборг. Перенос сроков проведения смотра вряд ли что-то изменит».  «Спасибо за честный, резкий разговор. Если доживем, надеюсь, на XXV фестивале вы будете удовлетворены всеми программами», - завершил встречу Армен Медведев.